В детстве мама строго-настрого запрещала мне играть с огнем. Но однажды я все же решил посмотреть, что из этого может получиться. Взяв коробок спичек и несколько газет, я направился на задний двор и начал эксперимент. С бьющимся сердцем присел над ворохом газет, чиркнул спичкой и поджег бумагу.

И вдруг откуда ни возьмись появилась мама. В отчаянной попытке скрыть следы преступления я прикрыл огонь ногами. Мама крикнула: «Денни, убери ноги, сгоришь!» Я отдернул ноги, к счастью, достаточно быстро и не успел обжечься. В тот день я понял, что запрет играть с огнем преследовал цель оградить меня от опасности, а не лишить радостей жизни.

Порой мы не понимаем причин, лежащих в основе Божьих заповедей. Мы можем даже решить, что Бог – это такой вселенский приставник, не разрешающий нам повеселиться. Но Он желает нам добра и заботится о нашей безопасности. Повинуясь Ему, мы пребываем в Его любви и исполняемся настоящей радостью (Ин. 15:10-11).

Поэтому, когда Бог запрещает нам грешить, Он делает это для нашего же блага. Он хочет уберечь нас от опасных последствий «игры с огнем».