«Не думаю, что Бог добрый», – сказала мне знакомая. Несколько лет она молилась о решении одной проблемы, но ничего не изменилось. На смену молитвам пришли досада и огорчение. Хорошо ее зная, я чувствовала, что глубоко в сердце она верит в Божью благость, но длительная сердечная боль вызвала сомнения. Ей было легче злиться, чем смириться.

Сомнения в Божьей благости – явление не новое. Они появились еще у Адама с Евой (Быт. 3). Змей посеял зерна сомнений в сердце Евы, сказав, что Бог с хитрым умыслом не позволил им есть плоды запретного дерева. «Знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло», – сказал он (Быт. 3:5). Прельстившись, прародители решили, что они, а не Бог должны определять, что для них добро и что зло.

Через несколько лет после смерти дочери Джеймс Смит смог подтвердить, что Бог благ. В своей книге «Добрый и прекрасный Бог» Смит писал: «Божья доброта – не вопрос моего мнения. Я всего лишь человек с ограниченным пониманием». Эти рассуждения проистекают из многих лет борьбы с болью и поисков ответов.

Во времена разочарований будем слушать друг друга и помогать увидеть во всем Божью доброту.