В 1880-х французский художник Жорж Сёра представил новый жанр – пуантилизм. Сёра наносил на холст крошечные точки краски. Вблизи его работы казались бессмысленным набором точек, но стоило отойти на несколько шагов, как глаз смешивал точки в ярко раскрашенный портрет или пейзаж.

Панорама Библии представляет собой нечто подобное. Вблизи ее сложность может произвести впечатление набора точек на холсте. Читая Писание, мы можем чувствовать себя как Клеопа и его друг на дороге в Эммаус. Они не могли понять смысла трагических «точечных» событий пасхальной недели. Они надеялись, что Иисус «есть Тот, Который должен избавить Израиля» (Лк. 24:21), а Он совершенно неожиданно был казнен.

По дороге к ним присоединился Человек, Которого они не узнали. Проявив интерес к их беседе, Он помог им соединить точки страдания и смерти их долгожданного Мессии. Позже во время вечери Иисус открылся им, а затем исчез так же таинственно, как и появился.

Бросились ли им в глаза «точечные» раны от гвоздей? Мы не знаем. Зато знаем, что, если соединить точки Писания и страдания Спасителя (Лк. 24:27, 44), нам откроется образ Бога, возлюбившего нас больше, чем можно представить.