Когда я посещал лондонскую галерею Tate Modern, одно произведение искусства привлекло мое внимание. Созданное бразильским художником Силдо Мейрелисом, оно представляло собой огромную башню, построенную из сотен старых радиоприемников. Все они были включены и настроены на разные радиостанции, создавая какофонию непонятных, неразборчивых голосов. Мейрелис назвал свою скульптуру «Вавилон».

Подходящее название. В истории с вавилонской башней Бог прервал попытку людей добраться до небес, перемешав их языки (Быт. 11:1-9). Не в состоянии общаться друг с другом, люди разделились на племена с различными диалектами. Разделенные языковым барьером, мы с тех пор испытываем затруднения со взаимопониманием.

Но у этой истории есть и вторая часть. Когда Святой Дух сошел на первых христиан в день Пятидесятницы, Он дал им способность славить Бога на разных языках, языках людей, пришедших в Иерусалим (Деян. 2:1-12). Благодаря этому чуду, каждый услышал одну и ту же весть, независимо от своей национальности и языка. Вавилонское смешение обратилось вспять.

В мире этнических и культурных разделений это хорошая новость. Через Иисуса Христа Бог формирует новое человечество из всех народов, племен и языков (Откр. 7:9). Стоя в галерее Tate Modern, я представил себе, что все эти радиоприемники вдруг настроились на новый сигнал и заиграли одну песню: «О, благодать, спасен тобой!»