Мать Уоллеса Стегнера умерла в пятьдесят лет. Когда ему самому исполнилось восемьдесят, он наконец написал ей «Запоздалое письмо» . В нем он восхвалял добродетели женщины, которая выросла, вышла замуж и воспитала двух сыновей в суровых условиях освоения запада Соединенных Штатов. Она была женой и матерью, умевшей поддержать даже тех, кто внушал неприязнь. Уоллес вспоминал силу, которая проявлялась в ее голосе. Он писал: «Ты никогда не упускала возможности спеть». Всю свою жизнь мать Стегнера пела, благодаря Бога за большие и малые благословения.

Псалмопевец также не упускал возможности для пения. Он пел, когда выдавались хорошие дни и когда все шло не так хорошо. Его песни были не результатом принуждения, а естественной реакцией на дела Бога, «сотворившего небо и землю» (Пс. 145:6), «дающего хлеб алчущим» (ст. 7), Который «отверзает очи слепым» (ст. 8) и «поддерживает сироту и вдову» (ст. 9). Это действительно образ жизни хвалы, когда надежда каждый день возлагается на «Бога Иаковлева… вечно хранящего верность» (ст. 5-6) и со временем появляется удивительная сила.

Главное – не уровень певческих способностей, а наш отклик на неизменную Божью доброту – хвала как образ жизни. Как поется в старой песне: «Чудесный гимн в душе моей» .