Хосе был пастором церкви, известной своими социальными программами и театральными постановками. Все было на высшем уровне, но он беспокоился, что из-за этой активности церковь стала похожа на организацию. Чем был вызван ее рост: духовными причинами или бурной деятельностью? Хосе хотел быть уверенным, поэтому он на один год отменил все «внецерковные» мероприятия. Община должна была сосредоточиться на том, чтобы быть живым храмом, в котором люди поклоняются Богу.

Решение Хосе может казаться крайностью, пока мы не вспомним, что сделал Иисус, когда вошел во внешний двор храма. Святое место, предназначенное для молитвы, стало суетливым центром религиозного предпринимательства. «Покупайте голубей! Белые, как снег! Как предписано в законе!» Иисус опрокинул столы меновщиков и остановил торговлю. В гневе от того, что творилось в храме, Он процитировал слова Исаии и Иеремии: «Не написано ли: „Дом Мой домом молитвы наречется для всех народов“? А вы сделали его вертепом разбойников» (Мк. 11:17). Двор язычников, место, где неевреи могли поклониться Богу, превратился в мирской базар, на котором «делали деньги».

Собственно, в бизнесе или социальной активности нет ничего плохого. Но суть церкви в другом. Мы – живой Божий храм, и наша главная задача – поклоняться Иисусу Христу. Скорее всего, нам не следует опрокидывать столы, как это сделал Он, но, возможно, Господь призывает нас сделать что-то не менее радикальное.