«Ваш отец покидает нас», – сказала медсестра хосписа. Это означало, что наступила последняя стадия. Мне почему-то представилась улица, по которой человек безвозвратно уходит вдаль. В последний час папиной жизни мы с сестрой сидели у его кровати, не зная, слышит ли он нас. Мы целовали в макушку дорогую для нас облысевшую голову. Мы шептали ему Божьи обетования. Мы пели «Верность великая» и читали Псалом 22. Мы говорили ему, что любим его, и благодарили, что он был нашим папой. Мы знали, что его сердце стремится к Иисусу, и говорили, что мы его отпускаем. Эти слова стали для нас первым болезненным шагом в расставании. Несколько минут спустя папу с радостью приняли в вечные обители.

Прощание с любимым человеком дается нелегко. Даже Иисус прослезился, когда умер Его добрый друг Лазарь (Ин. 11:35). Но благодаря Божьим обетованиям у нас есть надежда за пределами физической смерти. В Псалме 115:6 сказано, что смерть святых «дорога в очах Господних». Они умирают, но их жизнь продолжится.

Господь Иисус оставил нам обетование: «Я – воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек» (Ин. 11:25-26). Какое утешение знать, что мы будем вечно жить в Божьем присутствии!