Иглы, молоко, грибы, лифты, роды, пчелы (а также пчелы в блендерах) – это лишь малая часть из многих фобий, которыми страдает Эдриан Монк, сыщик и главный персонаж телесериала «Детектив Монк». Но когда Монк вместе со своим давним противником Харольдом Креншоу оказывается запертым в автофургоне, к нему приходит озарение, которое помогает ему преодолеть, по крайней мере, один страх из его списка – клаустрофобию.

По ходу сюжета Монк и Харольд паникуют в фургоне, но вдруг Монк «прозревает» и говорит: «Думаю, мы неправильно смотрим на ситуацию. Этот фургон, эти стены… Они нас не ограничивают… они нас защищают! Ничто плохое сюда не может проникнуть… ни микробы, ни змеи, ни что-либо еще». Широко раскрыв глаза, Харольд проникается идеей и восхищенно шепчет: «Этот фургон – наш друг!»

В Псалме 62 с Давидом происходит нечто подобное. Находясь «в земле пустой, иссохшей и безводной», Давид вспоминает Божью силу и любовь (Пс. 62:1-4), и пустыня словно преображается перед его глазами, становясь местом Божьей заботы и защиты. Словно птенец, прячущийся под крыльями матери, Давид обнаруживает, что когда он приходит к Богу, то даже в пустынном месте его душа насыщается «как туком и елеем» (ст. 6), обретая силу в милости, которая «лучше, нежели жизнь» (ст. 4).