У меня запершило в горле. Вскоре першение переросло в простуду. Следующим на очереди был бронхит. Начался исступленный кашель, тот самый пугающий кашель, предшественник пневмонии.

Восемь недель сотрясающего кашля (не мелочь какая-нибудь) навели меня на печальные мысли. Я не считаю себя старым, но я уже достаточно взрослый, чтобы думать об этом. Один из участников нашей малой группы в церкви при болезнях, связанных с возрастом, в шутку говорит, что человек «идет на убыль». Звучит забавно, но когда это происходит с вами, то ничего забавного нет.

Во Втором послании коринфянам Павел тоже писал о своего рода убывании. В главе 4 он рассказывает о преследованиях, которые терпел вместе со своими сотрудниками. За свое служение они платили высокую цену. «Внешний наш человек… тлеет», – признавал Павел. Но несмотря на то, что его тело увядало (от возраста, преследований и тяжелых условий), апостол крепко держался за свою надежду: «Внутренний со дня на день обновляется» (2 Кор. 4:16). Он помнил, что «кратковременное легкое страдание… производит в безмерном преизбытке вечную славу» (ст. 17).

Я пишу эти строки и чувствую, как тление изнутри царапает мне грудь. Но я знаю, что в моей жизни, а также в жизни любого, кто любит Христа, последнее слово не за ним.