В X веке испанским городом Кордова правил Абд-аль-Рахман III. Пятьдесят лет он «производил любовь среди подданных, ужас среди врагов и уважение среди союзников», а после всего задумался над своей жизнью. «Богатство и слава, власть и наслаждения были готовы явиться ко мне по первому зову», – говорил он. Однако, решив сосчитать, сколько дней в его жизни были по-настоящему счастливыми, он вспомнил всего четырнадцать. Как отрезвляюще!

Автор Книги Екклесиаста, тоже был человек богатый и знаменитый (Еккл. 2:7-9), облеченный властью и окруженный наслаждениями (Еккл. 1:12, 2:1-3). И его оценка собственной жизни звучит так же отрезвляюще, как и у Абд-аль-Рахмана. Богатство рождало в нем желание еще больших приобретений (Еккл. 5:10-11). Наслаждения не приносили удовлетворения (Еккл. 2:1-2), а успех зависел не только от его способностей, но и от случайностей (Еккл. 9:11).

Впрочем, окончательный вывод, который сделал Екклесиаст, не был таким печальным, как у Абд-аль-Рахмана. Древний царь понял, что высшим источником счастья является Бог. Поэтому еда, труд и добрые дела могут приносить радость, если делаются вместе с Господом (Еккл. 2:25; 3:12-13).

«О человек! – завершает Абд-аль-Рахман свои рассуждения. – Не возлагай надежды на нынешний мир». С этим Екклесиаст, вероятно, согласился бы. Поскольку мы созданы для вечности (Еккл. 3:11), то земные удовольствия и достижения не могут нас удовлетворить. Но если в жизни присутствует Бог, то в ней возможно и настоящее счастье.