Авторы

Посмотреть все
Amy Boucher Pye

Эми Бушер Пай

Эми Бушер Пай – писательница и лектор. Автор книги «Обретение себя в Британии», она возглавляет книжный клуб «Живая женщина». Живет с семьей в Англии.

Статьи Эми Бушер Пай

Законный статус

Лиз плакала от радости, когда они с мужем получили свидетельство о рождении и паспорт для девочки, благодаря чему удочерение получило законную силу. Теперь Милена всегда будет их дочерью, неотъемлемой частью их семьи. Размышляя о юридической процедуре, Лиз вспомнила также о «святом обмене», который произошел, когда мы стали частью семьи Иисуса Христа. «Теперь мы не имеем никакой родственной связи с грехом и испорченностью, – говорит она. – Ведь мы были законным образом усыновлены Богом и вошли в полноту Его Царства».

Обитель в сердце

Иногда слова детей помогают глубже понять Божьи истины. Как-то вечером, когда моя дочка была еще маленькой, я рассказала ей о великой тайне христианской веры: Бог через Своего Сына и Духа живет в Своих детях. Укладывая ее в кроватку, я сказала, что Иисус с ней и в ней. «Он у меня в животике?» – спросила она. «Ну, ты же Его не проглотила, – ответила я. – Но Он здесь, с тобой».

Проявляя милость

Вспоминая о том, как она простила Манассию, человека, который убил ее мужа и нескольких детей во время геноцида в Руанде, Беата говорит: «Мое прощение основано на том, что сделал Христос. Он принял наказание за все злые дела всех времен. Его крест – это место победы, единственное место!» Манассия не раз писал Беате из тюрьмы, умоляя ее и Бога о прощении. Он рассказывал о преследующих его кошмарах. Но она не могла простить и говорила, что ненавидит убийцу своей семьи. Но затем «Иисус вмешался в ее мысли», и несколько лет спустя с Божьей помощью она простила Манассию.

Принимая королеву

На балу в Шотландии Сильвия с мужем познакомились с королевой Англии, а вскоре после этого они получили сообщение, что королевская семья желает приехать к ним на чай. Сильвия принялась убираться и готовиться, нервничая по поводу приема коронованных гостей. Перед самым визитом она с бьющимся сердцем вышла в сад собрать букет на стол. И там ей пришла мысль, что Бог – Царь царей и что Он с ней каждый день. Тут же в ее сердце вернулся мир. «В конце концов, это всего лишь королева», – подумала Сильвия.

Слаще меда

В день города Чикаго в октябре 1893 года городские театры закрылись, так как предполагалось, что все отправятся на Всемирную ярмарку. И действительно, ярмарку посетило более семисот тысяч человек. Несмотря на это, Дуайт Муди (1837–1899) решил организовать евангелизационное собрание в мюзик-холле на другом конце города. Его друг Р. Торрей (1856-1928) отнесся к этому скептически, сомневаясь, что Муди сможет собрать народ в такой день. Но по Божьей милости все получилось. Как заключил впоследствии Торрей, люди пришли, потому что Муди знал «единственную книгу, которую жаждет узнать этот старый мир, – Библию». Торрей мечтал, чтобы все любили Библию так же, как Муди, регулярно читая ее с посвященностью и увлечением.

Каждое утро заново

У моего брата Пола с детства были приступы эпилепсии. В подростковом возрасте состояние стало еще хуже. Ночи превратились для него и родителей в сплошной кошмар. Постоянные судороги сводили его тело часто по шесть часов подряд. Врачи не могли найти средство, которое облегчило бы симптомы и при этом позволяло ему оставаться в сознании хотя бы часть дня. Родители со слезами молились: «Боже, помоги нам!»

Мы не боги

В книге «Просто христианство» Клайв Льюис советует задавать себе следующие вопросы, чтобы распознать гордость: «Насколько мне не нравится, когда другие люди пренебрежительно относятся ко мне или не обращают на меня внимания... или смотрят свысока, или хвалятся?» Льюис считал гордость «величайшим злом» и главной причиной несчастий в семьях и народах. Он называл ее «духовным раком», который съедает саму возможность любви, удовлетворения и даже здравого смысла.

Все я отдаю

Два человека стали известными тем, что пожертвовали карьерой в искусстве ради служения, к которому призвал их Бог. Джеймс Фрейзер (1886–1938) отказался от мечты стать концертирующим пианистом в Англии и поехал миссионером в Китай. А американец Джадсон Ван де Вентер (1855-1939) решил стать евангелистом, хотя был художником, подающим надежды. Позже он написал гимн «Все Иисусу отдаю я».

Процесс созревания

В начале своего пятидесятилетнего служения в Кембридже (Англия) Чарльз Симеон (1759–1836) посетил пастора Генри Венна и его дочерей, живших неподалеку. После визита дочери обратили внимание отца на суровость и самоуверенность молодого человека. В ответ Венн попросил их принести ему персик с дерева в саду. Дочери удивились: зачем отцу понадобился незрелый плод? Тогда Венн сказал: «Что ж, дорогие мои, теперь он зеленый. Поэтому нужно подождать. Немного солнышка, несколько дождиков – и персик станет спелым и сладким. Так и мистер Симеон».

Восстановление развалин

В семнадцать лет Доуэйн был вынужден оставить отчий дом в Маненберге, районе Кейптауна (Южная Африка), по причине воровства и героиновой зависимости. Впрочем, далеко он не ушел, а построил на заднем дворе своей матери лачугу из гофрированного металла. Вскоре эта лачуга стала известна под названием «Казино». Здесь собирались наркоманы. Но в девятнадцать лет Доуэйн пришел к спасительной вере во Христа. Освобождение от наркотиков было долгим и трудным, но с Божьей помощью и при поддержке верующих друзей он справился. А через десять лет после постройки «Казино» Доуэйн вместе с другими превратил свою лачугу в домашнюю церковь. То, что раньше было мрачным и зловещим притоном, стало местом молитвы и поклонения.