Авторы

Посмотреть все
John Blase

Джон Блэйз

Джон Блэйз проповедовал более десяти лет, а затем начал писать и продавать стихи. Сегодня он работает редактором в издательстве WaterBrook & Multnomah Publishers в Колорадо Спрингс (штат Колорадо). Среди его книг: «Юбилейные стихи», «Высокие ставки отцовства», «Прикосновение к чуду: Рождественское благоговение» и «Благодать – это все: Воспоминания оборванца». По словам самого Джона, он счастливый человек, имеющий прекрасную жену и трех детей, похожих на маму.

Статьи Джон Блэйз

Мы – прах

Молодой папа был на пределе. «Мороженое! Мороженое!» – кричал его маленький сынишка. Истерика посреди многолюдного супермаркета стала привлекать внимание покупателей. «Хорошо, но сначала купим кое-что для мамы», – сказал папа. «Не-е-е-т! Мороженое!» И тут к ним подошла невысокая, хорошо одетая женщина в туфлях под цвет сумочки. «Мне непросто с его характером», – сказал папа. Женщина улыбнулась и ответила: «На самом деле это вашему мальчику непросто со своим характером. Не забывайте, что он совсем маленький. Он нуждается в вашем терпении и поддержке». Ситуация не разрешилась чудесным образом. Но это была именно та пауза, которая в ту минуту была нужна отцу и сыну.

Жизнь с избытком

Дело было в 1918 году, незадолго до завершения Первой мировой войны. Фотограф Эрик Энстром собирал портфолио своих работ. Он хотел включить туда фотографию, которая передавала бы чувство полноты во время, когда множество людей ощущало пустоту. На его фото, сегодня широко известном и любимом, седобородый старик сидит за столом со склоненной головой и сложенными в молитве руками. На столе перед ним только книга, очки, миска каши, кусок хлеба и столовый нож. Ничего больше, но и ничего меньше.

Хвала как образ жизни

Мать Уоллеса Стегнера умерла в пятьдесят лет. Когда ему самому исполнилось восемьдесят, он наконец написал ей «Запоздалое письмо» . В нем он восхвалял добродетели женщины, которая выросла, вышла замуж и воспитала двух сыновей в суровых условиях освоения запада Соединенных Штатов. Она была женой и матерью, умевшей поддержать даже тех, кто внушал неприязнь. Уоллес вспоминал силу, которая проявлялась в ее голосе. Он писал: «Ты никогда не упускала возможности спеть». Всю свою жизнь мать Стегнера пела, благодаря Бога за большие и малые благословения.

Не забудьте Дарителя

Дело было перед Рождеством, а ее дети были всем недовольны. Она знала, как легко скатиться к такому образу мышления, и не хотела, чтобы это произошло в сердцах ее детей. Поэтому она развесила красные стрелки по всему дому: на выключателях, дверях кладовки и холодильника, стиральной машине, сушилке и водопроводных кранах. К каждой стрелке была прикреплена записка: «Некоторые подарки от Бога легко не заметить, поэтому я повесила на них стрелки. Он очень добр к нашей семье. Не забудем, откуда приходят благословения».

Божье особое сокровище

Представьте себе просторный тронный зал. На престоле сидит великий царь. Он окружен огромной свитой. А теперь представьте шкатулку у ног царя. Время от времени он наклоняется и перебирает руками ее содержимое. Что же там, в шкатулке? Драгоценности, золото и редкие камни, подобранные специально по вкусу царя. Шкатулка хранит царское сокровище, коллекцию, которая доставляет ему особую радость. Вы видите эту картину в своем воображении?

Жить тихо

«Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» Мы все слышали этот вопрос в детстве, а некоторые и повзрослев тоже. Его задают из любопытства, а ответ часто воспринимается как признак амбиций. Мои ответы менялись с годами. Вначале был ковбой, потом водитель большегруза, дальше солдат, а в колледж я поступил с намерением стать врачом. Тем не менее я не могу вспомнить, чтобы кто-то советовал мне или я сам размышлял о том, чтобы «жить тихо».

Доверяйте своей экипировке

Будучи начинающим автором, я часто чувствовал себя неуверенно на писательских семинарах. Мне казалось, что вокруг сидят гиганты мысли – люди со специальным образованием или многолетним опытом. У меня не было ни того ни другого. Зато у меня была манера письма, сформированная языком, тоном и ритмами Библии короля Иакова. Это были мои доспехи, к которым я привык. Влияние этого перевода на мой писательский стиль приносило радость мне и, надеюсь, другим.

Последнее слово

Ее звали Саралин. В школьные годы я был влюблен в нее по уши. У нее был самый чудесный смех. Не уверен, знала ли она о моей влюбленности. Подозреваю, что да. После выпуска наши пути разошлись, как это часто бывает.

Причина, чтобы петь

Для человека, живущего по строгим правилам, это был полный провал. Что я сделал? Я заснул... Для своих детей мы установили «комендантский час». Это значит, что они должны возвращаться вечером домой к определенному времени. Они хорошие ребята, но я все равно не ложусь спать, пока не услышу, как они открывают входную дверь. Хочется быть уверенным, что они дома и в безопасности. Я не обязан так поступать, но я так решил. И вот, однажды вечером я проснулся от того, что дочь с улыбкой говорила мне: «Папа, я в порядке. Можешь идти в кровать». Вопреки самым лучшим намерениям отцы иногда засыпают на посту. Мне было очень стыдно, и в то же время это была обычная человеческая слабость.

Чем можно хвалиться

Что значит быть настоящим? На этот важный вопрос дается ответ в маленькой детской книге «Вельветовый кролик». Это рассказ об игрушках в детском саду. А вельветовый кролик в конце становится настоящим, потому что позволяет ребенку себя полюбить. Другая игрушка – старая мудрая лошадь. Она «повидала длинную череду механических игрушек: как они приходили хвастаться и важничать, как у них вскоре ломался ходовой механизм и как они погибали». Они выглядели и звучали впечатляюще, но их хвастовство ни к чему не привело. Дети не испытывали к ним любви.